• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:49 

Смешные цитаты из фанфиков

это не свинарник-это моя комната
21:46 

это не свинарник-это моя комната
читать дальшеМайнкрафт и разная хрень.

@темы: видео, левое, майнкрафт

11:49 

Как я работал в наркологическом диспансере (продолжение)

это не свинарник-это моя комната
11:47 

Как я работал в наркологическом диспансере

это не свинарник-это моя комната
09:46 

это не свинарник-это моя комната

@темы: видео, наруто

11:18 

это не свинарник-это моя комната
01:18 

это не свинарник-это моя комната
Кокетство — это боевое искусство по манипулированию мужчинами, которое входит в программу обязательного женского образования.

@темы: левое

23:46 

это не свинарник-это моя комната

@темы: видео, fnaf

03:24 

это не свинарник-это моя комната

@темы: левое

19:12 

это не свинарник-это моя комната

@темы: видео, наруто

19:09 

это не свинарник-это моя комната

@темы: видео, наруто

03:55 

это не свинарник-это моя комната
21:37 

это не свинарник-это моя комната
21:05 

это не свинарник-это моя комната

@темы: наруто

17:20 

это не свинарник-это моя комната

23:14 

это не свинарник-это моя комната

@темы: наруто

21:19 

дело о солёных орехах

это не свинарник-это моя комната
Какузу любил деньги. Какузу очень любил деньги. Какузу очень-очень любил деньги. Какузу очень-очень-очень… Ну, в общем, вы поняли, что деньги - это его страсть, а возиться с ними - его хобби. Свое увлечение Какузу превратил в работу, сделавшись самым счастливым Нукенином на свете. Еще бы! День и ночь он занимался любимым делом: считал, пересчитывал, записывал, снова пересчитывал и опять записывал… Сотня, нет, тысяча блокнотов была исписана его мелким почерком. Учет доходов и расходов велся аккуратно и точно.
Но однажды случилось пренеприятное происшествие: Какузу приснился странный сон…
К своему сновидению он отнесся ответственно. Проснувшись, наш герой включил компьютер (конечно, подержанный!), модем (конечно, украденный!), интернет (конечно, Wi-fi!), а затем зашел на сайт любителей денег, ввел логин и пароль, написав на форуме следующее сообщение:

27.05.ХХ
06:14
Пользователь Кошелек:
«Приветствую! Сегодня мне приснился сон, в котором я сочиняю басню. Что бы это могло значить?»

Спустя миг окошечки с ответами запрыгали по монитору. От этих комментариев сердечко Какузу екнуло. (Это, впрочем, не важно - запасные имелись).

27.05.ХХ
06:16
Пользователь Советский Рубль:
«Сочувствую, друг!»

27.05.ХХ
06:18
Пользователь Сумасшедший Доход:
«Мужайся!»

27.05.ХХ
06:19
Пользователь Валюта:
«Кошелек, Ваш сон - плохой знак, предвещающий потерю денег из-за ваших непродуманных действий».

Остановка сердца. Клиническая смерть.

***


После черного майского утра Какузу еще раз перечитал книгу Скруджа Макдака «Что делать, чтобы водились деньги». Заповедям богатейшего селезня он следовал со священным трепетом. (Какузу делал это и раньше, однако сейчас руководствовался учением с особым прилежанием).
«Деньги нужно любить, постоянно думать о них…» - учил Скрудж. Какузу думал. Каждую секунду он представлял себе запах купюр или звон монет.
Горстку йен в углу своей комнаты он увеличил до горы. «Чем она больше, тем сильнее вибрации, привлекающие деньги…» - пояснялось в книге.
«Когда деньги приходят к вам, разговаривайте с ними, например: «Здравствуйте, мои маленькие хрустящие бумажечки…». Какузу решил поговорить с каждой монеткой. Обходительно и вежливо он выспрашивал у позолоченных об их здоровье и личной жизни. Монетки отвечали, что им у него хорошо и уходить они не хотят. Во время очередного сеанса в комнату заглянул Кисаме. Его мысли озвучивать не будем. Они понятны каждому. «Скорая», пусть и с опозданием, все-таки приехала…
«Не давайте взаймы во вторник и на убывающей луне, а также вечером…» - гласила одна из глав пособия. Какузу потер ручки. В долг он вообще не давал.
«Щедро раздавайте чаевые за хорошо сделанную работу - к вам вернется в три раза больше…» Притворимся, что этот пункт учения он просто не заметил.
С десятикратным усердием Какузу пересчитывал деньги, с десятикратным усердием записывал результат, выводя каждую циферку, каждую буквицу. Он опасался подвоха…

МАЙ
Всего: пять тысяч йен.
Химчистка плащей – пятьсот йен. (Для чего вообще нужна Конан?!)
Корм для рыбок – двадцать йен. (Кисаме требовал).
Журнал «Починись сам» - десять йен. (Сасори требовал).
Сейф чугунный. Тройная защита – семьсот йен. (Душа требовала).
Соленые орехи – две тысячи йен. (Какая глупость…)
Провизия – одна тысяча йен. (Зажрались!!!)
Навоз – триста йен. (Подкармливать Зецу приходилось).
Массажистка – сто семьдесят йен. (Нож в сердце! Уволить!)
Расходы с миссии – тридцать йен. (На каждого. Чтоб не забывались).
Прочее – пять йен. (В следующем месяце сократить!!!)
Остаток: двести шестьдесят пять йен.

Нахмурившись, Какузу пробежал по строчкам еще раз. Что-то ему определенно не нравилось. Прочее? Да нет… Массажистка? Не походит. Расходы с миссии? Да, да, пожалуй! В глубокой задумчивости Какузу перелистал другие блокноты. Все-таки нет - не в этом дело.
Еще раз по списку!
Химчистка, корм, журнал, сейф, орехи, провизия… Так! Стоп! Орехи?! Какие, к Мадаре, орехи?!
Словно ужаленный, Какузу помчался на кухню, размахивая отчетным листком. Открывая ящики, он искал следы соленых орехов. Две тысячи йен! Подумать страшно!!! Какое богохульство!

- Вы не правы, Сасори но дана-а, мм… Искусство есть миг, да!
- Замолчи, Дейдара…
- Эй! Что ты там ищешь, мм?..
Захлопнув дверцу шкафа, Какузу подскочил к Дейдаре, тряся его за грудки.
- ОРЕХИ!!! ГДЕ ОРЕХИ?!!
Голова Дейдары металась из стороны в сторону, и Сасори испугался, что от ритмичной встряски она оторвется.
- Да-а-н-на… Он сошел с ума-а-а…
Удар!
Какузу свалился на пол, провалившись в забытье. Сасори все-таки вмешался…

***


Минула неделя. Какузу сильно постарел, два сердца уже отказали. (Это, впрочем, не важно - запасные имелись). Орехи. День и ночь он думал об орехах. Бразильские орехи, водные орехи, грецкие орехи, кедровый орехи… Он был готов простить даже фисташки, но ПОТРАТИТЬ ДВЕ ТЫСЯЧИ йен на СОЛЕНЫЕ орехи… Нет, этого Какузу не простит никогда.
Не щадя оставшиеся сердца, он читал архивы.

СЕНТЯБРЬ
Соленые орехи – две тысячи йен.
ОКТЯБРЬ
Соленые орехи – две тысячи йен.
НОЯБРЬ
Соленые орехи – две тысячи йен.
ДЕКАБРЬ
Соленые орехи – три тысячи йен.

Заговор, не иначе. Нукенины темнили, хитро водили за нос, разбрасываясь его (ЕГО! ЕГО!!!) деньгами!!! Деньгами Величайшего Какузу На Свете, Повелителя купюр, Барона монет, Герцога кредитов! Сам Скрудж Макдак пожимал его руку, Абрамович занимал в долг до получки! И теперь двадцать четыре тысячи йен (на глаз, без калькулятора и счетов) потрачены на ОРЕХИ!!! Скандал! Позор!!!

Какузу пытался выяснить, куда исчезла тонна орехов (именно столько можно купить на данную сумму), и получал неутешительный ответ:
- Съедена.

Медленно, но верно, Какузу лишался рассудка… Он не знал, что делать, как быть. В голове проскочила мысль: может, все его деньги ушли в Кремль? Нет, портал в параллельную Вселенную зарыли год назад. Что же тогда? Какузу сходил с ума…

***


Ему снилось…
Солнце поднималось над горизонтом, освещая священную Землю Денег. Йены росли на деревьях, спелыми плодами свисая с ветвей; монеты устилали тропу, ведущую к огромному зданию из стекла и бетона. Разведя руки, Какузу бежал по райскому саду навстречу замку мечты, предвкушая увидеть зеленые плакаты «Сбербанка», как вдруг… Солнце зашло. Задул ветер, нехороший ветер… Не «Сбербанк» и даже не «ВТБ»… Неоновая вывеска ослепила Какузу: «Радость волос и тела».
- Ответ придет с рассветом, сын мой!.. - Божественный лик Скруджа Макдака озарил Какузу, растаяв в дымке…

***


- С рассветом, рассветом… - бормотал Какузу, заправляя кровать.
Часы показывали пять. Довольно рано… Сев на табурет у стола, Какузу стал ждать. Чего конкретно - он пока не знал, но раз Скрудж сказал - с рассветом, значит, с рассветом…
Тик-тик-тик… Время шло, но ничего не происходило. Какузу начал сомневаться. С одной стороны, он терял драгоценное время (обычно в такой час он уже вовсю корпел над блокнотами, уходя в цифровой астрал), с другой - он не мог ослушаться наказа наставника. Набравшись терпения, Какузу выпрямил спину, слушая тишину…
Тишину? Шажки за дверью привлеки его внимание. За работой Какузу никогда не замечал посторонних шорохов, и уж тем более не мог предположить, что кто-то просыпается в то же время, что и он. Рядовые акацушники - бесполезные лентяи!
Заинтересовавшись, Какузу примкнул к замочной скважине.
Держа в руке свечку, Итачи, озираясь, шел по коридору в направлении ванной. Подойдя к двери, Учиха тихо постучал, шепнув:
- Соленые орехи.
- Занято, *****! – рявкнули в ответ.
- Открывай, Хидан.
- Да иди ты на ***! Я не реактивный! – Дверь распахнулась, Хидан вышел. – Заходи…
Все это было очень и очень странным…

***


На следующий день Какузу встал еще раньше. Не шурша, не бормоча, не считая - он слушал все, что происходило в коридоре. Утренний обряд настораживал его. Итачи, Хидан и даже Пейн по очереди заходили в ванную, проводя там, по меньшей мере, полчаса.
Вены режут? Трупы прячут? Шаманят? Какузу гадал.
Связано ли это с утерянными деньгами и пропавшими орехами, Какузу не знал, но выяснить суть утреннего ритуала очень хотел, поэтому обратился за помощью к одному очень хорошему мальчику…

***


Какузу протянул Тоби конфетку.
- Трам-пам-пам! Какузу-сан угостил Тоби конфеткой! Спасибо, Какузу-сан! Какая вкусная конфетка!!!
- Конечно. Это конфета моего детства. Она последняя - таких уже лет шестьдесят в продаже нет…
Тоби энергично закивал, катая сладость на языке. Какузу сел рядом, приобняв его за плечи.
- Скажи мне, - ласково начал он, - дорогой, не знаешь ли ты, чем Хидан и остальные занимаются в ванной каждое утро?
Тоби призадумался. Засунув конфетку за щеку, он приступил к дроблению, разгрызая угощение.
Хрум! Хрум!!!
- Тоби думает, что они умываются, - наивно выпалил «good boy», повернувшись к Какузу.
Кошелек подавился слюной.
- Но мы-то с тобой не умываемся. - Он хотел добавить «так долго», однако Тоби перебил:
- Но у нас-то маски! Тоби любят и так! Оло-ло! Он хороший мальчик и может не умываться!!! Какузу-чан тоже может не умываться! И Зецу! Тро-ло-ло! - Тоби закружился в танце.
Любопытная гипотеза…

***


Какузу распаковывал посылку. Выкинув вату, он извлек из коробочных недр миниатюрную камеру слежения.
Отечественная. Вьетнамская. Надежная, простая, незаметная.
Для такого дела и десяти йен не жалко. Установив прибор в ванной, Какузу протянул провода к своей комнате, подключив их к компьютеру. Настроив изображение, он лег спать.
Завтра утром все раскроется.

***


05:00
Какузу смотрел на экран.

05:12
Ни-че-го…

05:20
Ни-че-го…

05:22
Ни-че-го… себе!!!
В ванную зашла Конан. Включив воду, она развязала пояс халата, вставая под тугие струи. Соблазнительными изгибами её точеная фигурка вырисовывалась на фоне ширмы, ограждающей душевую.
Кровь пошла носом. Отлипнув от экрана, Какузу сцепил зубы, сдерживая поток ругательств. Сквернословить в его возрасте – себя не уважать. Выждав немного, он вернулся к слежке.
Стоя напротив зеркала, Конан красилась. Парящим жестом она наносила на веки тени (кокетливо хлопая ресницами с интервалом в пару секунд), едва касалась полных уст блеском, пудрила носик… Окинула себя оценивающим взглядом. Хороша-а-а… Пшикнувшись напоследок духами из розового флакона, Конан покинула ванную. Какузу облегченно вздохнул. Развратником он себя не считал.

Следующим под прицел видеокамеры попал Дейдара. Прикрыв за собой дверь, он открыл потайной ящичек в одной из стен. Шампуни, ополаскиватели, укрепляющие маски на основе трав. Ровный ряд тюбиков и баночек расставлен по краям умывальника. Стянув резинку, Дейдара приступил к церемонии расчесывания и помывки. Водя гребешком по волосам, подрывник напевал, любуясь золотистым блеском прядей.
Какузу накапал валерьяночки.

С твердым намерением добить шпиона в ванную зашел Кисаме. Брезгливо выудив из раковины несколько волосинок Дейдары, он покрутил кран.
Так вот он, этот некто, тративший горячую воду! Вот кому Какузу обязан защемлением тридцати спинных позвонков во время сматывания кубов со счетчика магнитом! Да будь ты проклят, карась беременный!
Ничего не подозревающий Кисаме оскалился. С помощью щетки (обычно такими ботинки натирают) он яростно натирал клыки. Забыв о тонкости эмали, Кисаме чистил зубы с тем же рвением, коим рвал своих жертв. Вжик-вжик-вжик!!! Целый тюбик пасты ушел на чистку. Но результатом Кисаме остался доволен. Сверкнув белизной, он выставил большой палец. Встреча с Зеленым Зверем Конохи, увы, не прошла для него бесследно…
Сто грамм. Без них не обойтись. Скрутив сигаретку, Какузу от души затянулся.

Итачи. В ванной он пробыл не больше десяти минут, но то, чем Итачи занимался, разрушило все представления Какузу о естественной красоте. Ресницы! Учиха красил ресницы!!! Оказывается, это тушь «Мейбелин» придавала взгляду Итачи ту особую сексуальность, сделавшую его кумиром миллионов. Ох, Учиха…

Хидан, поигрывая мускулами, смазывал кожу детским кремом «Тик-так» для придания ей мягкости и упругости. Секрет достался ему от мамы. Плюнув на ладонь, он так же зализал непокорные волосы, добавив немного геля. Подчеркиваю: немного. Влияние Какузу, точно!

Кошелек умирал. Гибло все его существо. Он догадался. Он понял! Его сбережения, его денежки, любимые денежки тратились на шампуни, расчески, гели, муссы, тени, помады, туши, духи и…

И Сасори продемонстрировал утюжок! Утюжок для выпрямления волос!! Со слезами на глазах Какузу смотрел, как старший член «Акацки» сражается с непокорными кудряшками. Стоило Сасори закончить распрямлять челку, начинали виться концы. Забыв о челке, Данна вытягивал концы, наблюдая, как челка медленно-медленно скручивается колечком… Сколько выдержки надо иметь, чтобы распрямить волосы полностью! Сасори, к счастью, столько не имел, поэтому остановился на том, что получилось. Утюжок он старательно спрятал.

Все. Какузу откинулся на стуле. Все… Не все! Пейн! Как он мог забыть о Пейне?!

Лидер перекинулся с Сасори парой слов и зашел в Ритуальную Комнату. За ним тащились пять его тел. Забившись в крохотное помещение, каждый из Путей открыл чемоданчик, заранее принесенный с собой. Пейн одобрительно кивнул.
- Приступаем, – сказал он.

Хоть Кошелек и сидел в своей комнате, через монитор он уловил удушливый запах лака. Пейн и его рыжики красили ногти. У Какузу остановилось последнее сердце. Аминь.

***


ИЮНЬ
Всего: одна тысяча пятьсот йен.
Химчистка плащей – ноль йен. (Недаром Конан женщина).
Корм для рыбок – ноль йен. (Теперь Кисаме лично выкапывает червячков).
Журнал «Починись сам» - ноль йен. (Сасори больше не ломается).
Сейф железобетонный. Десятикратная защита – девятьсот йен. (Шампуни, расчески, гели, муссы, тени, помады, туши, зубные пасты, утюжки и лаки – все надежно спрятано).
Фисташки – пять йен. (Для души).
Провизия – ноль йен. (Грызи фисташки, Нукенин!)
Навоз – триста йен. (Подкармливать Зецу по-прежнему приходилось).
Массажистка – ноль йен. (Уволена).
Расходы с миссии – пять йен. (Чтоб не забывались).
Прочее – ноль йен. (Сокращено).
Остаток: двести девяносто йен.

Какузу был суров и непоколебим. На этот год он разработал жесткий график. Цель – восстановить истраченные денежные запасы. Награда – торжественное открытие железобетонного сейфа. А пока, в течение ближайших трехсот шестидесяти пяти дней, ни один акацушник не задержится в ванной больше пяти минут…

@темы: наруто

13:12 

это не свинарник-это моя комната
В этом году зима нагрянула неожиданно и за пару дней превратила страну Огня в страну Снега. Из-за постоянных метелей рядовым шиноби стало сложно выполнять свои миссии, которых стало больше обычного. В одной из множества сокрытых и глубоких пещер страны, которую вся местная дикая живность обходила стороной и боялась даже сунуться туда, под тускло освещаемыми факелами проходило очередное собрание преступной и неуловимой организации в мире шиноби — «Акацуки», в которой состояли самые опасные преступники из разных деревень S-ранга.

— Итак, — начал лидер Акацуки, Пейн, стоя на одном из десяти пальцев огромной статуи Гедо Мазо, смотря на других членов организации, которые стояли на других пальцах, — я собрал вас не просто так. Вы знаете, какой сегодня день?

— Тридцать первое декабря, — спокойно ответил Итачи.

— Верно, а значит, сегодня будет Новый Год. Это важное для нашей организации мероприятие, которое мы не можем пропустить и должны отметить, — пояснил лидер.

— Новый Год? Гулянка?! Ура! — обрадовался Тоби. — Снегурочка, Дед Мороз, ёлочка, салюты, подарки! — перечислил он.

— Это что, шутка какая-то? Хм, — не понял Дейдара.

— Нет, — серьёзно изрёк Пейн, давая всем понять, что он не шутит. — В общем, нам надо успеть подготовиться к празднику…

— Какой еще нах*й Новый Год? — не выдержал Хидан. — В моей религии нет такого праздника!

— Хидан, будь потолерантнее, — попросил Лидер. — Мы же все смирились с твоими ритуалами и мазохистскими наклонностями, которые требует от тебя твоя религия.

— Тц, — сплюнул фанатик, поддавшись на уговоры. — Х*й с вами! Делайте, что хотите.

— Итак, как и говорилось ранее, нам нужна ёлка… — начал Пейн, но его перебил Тоби.

— Ёлка у нас есть! — радостно воскликнул он, указывая на Зецу.

— Тоби, тебе жить надоело? — угрожающе прошипел куст.

— Нужна настоящая, — уточнил Лидер. — Какузу, Хидан, оставляю это на вас.

— У меня нет денег, — пожал плечами казначей. — Они все в нашем убежище остались.

— Какузу, мастер метания сюрикенов из деревни скрытой Воды, — сложив руки на груди, намекнул Пейн.

— Что? Откуда вы узнали о моей заначке? Черт! — расстроился Какузу.

— Мастер метания сюрикенов? А при чем тут заначка? — не понял Дейдара, приподняв одну бровь.

— Его голова стоит тринадцать лямов. Специально берёг его на чёрный день, — объяснил казначей.

— Итачи и Кисаме, на вас оставляю еду и напитки.

— Хорошо, — согласился Итачи. — Какую выпивку брать, помимо соков?

— Самое главное — шампанское, — напомнила Конан.

— Саке! — предложил Хидан.

— Эй, погодите, — перебил Пейн. — Лучше брать одну выпивку, а то если мои тела будут пить разное, то у меня в риннегане троиться начинает.

— Ладно, тогда остановимся на шампанском, — пояснил Учиха. — Что с едой? Суши брать?

— Суши у нас есть, — ответил Лидер, и все присутствующие посмотрели на Кисаме.

— Хех, ну попробуйте, — стянув со спины Самехаду, улыбчиво протянул Хошигаке.

— Идиот, я не о тебе, — сказал рыжий. — Ты же акул призывать можешь, — объяснил он, успокоив Кисаме. — Кстати, наберите еды и выпивки в шесть раз больше, мне же еще все мои тела прокормить надо.

— Хорошо, — кивнул Итачи.

— Далее — салюты и фейерверки, — продолжил Пейн. — Дейдара, Тоби, оставляю это на вас.

— Что? — удивился блондин, не ожидавший такой подставы. — Вы хотите, чтобы я тратил свою глину на какие-то там бомбочки и салюты? Хм.

— Положитесь на нас, Лидер! Мы с Семпаем не подведем вас! — радостно заявил чудик в оранжевой маске, и их проекции исчезли.

— Снегурочка и Дед Мороз… — проговорил Пейн. — Дед Мороз не проблема, а вот Снегурочка… — задумался он, и все присутствующие посмотрели на единственную девушку в организации – Конан.

— Кхм, — вскинув одну бровь вверх и сложив руки на груди, недовольно хмыкнула девушка.

— Вот и славно, вопрос закрыт, — проигнорировав напарницу, произнес Лидер. — Сасори, украшения и прочую лабуду оставляю на тебя.

— Будет сделано, — послышалось из уст марионетки Хируко, в которой сидел кукловод.

— На этом всё, как закупитесь — возвращайтесь в наше убежище, — закончил собрание лидер Акацук, и все проекции других участников исчезли.

Деревня скрытая в Тумане, в которой приход зимы был не настолько суровый и снежный, как в стране Огня. В белоснежной степи, которая недавно была покрыта зеленью, где сейчас бушевала сильная метель, сквозь густой белый туман двигались два шиноби-отступника из Акацуки.

— Бл*ть, Какузу, куда мы идем? — продолжал возмущаться Хидан, следуя за напарником в неизвестном направлении. — Деревня Воды вроде же находится совсем в другой стороне!

— Заткнись, Хидан, — холодно ответил Какузу, уверенно продолжая идти дальше. — Я прямо так и разбежался тратить свою заначку на какую-то ёлку.

— Если мы идем не в деревню Воды, тогда куда? — вопросил фанатик и выругался на маленький замерзший камень, об который он споткнулся. — Этот туман уже начинает раздражать!

— Мы идем за ёлкой, — пояснил казначей.

— Так ближайший рынок по продаже ёлок тоже совсем в другой стороне!

— Идиот, включи мозг, — остановился Какузу и развернулся к раздражающему, по его мнению, напарнику. — Сейчас самый сезон, поэтому цены на ёлки нереально большие.

— Ну и? — не понял Хидан и почесал затылок.

— Это не выгодно для нас… меня. Поэтому сейчас мы идем в лес и сами срубим себе ёлку, — объяснил казначей. — Лучше бы твой Джашин одарил тебя мозгами, а не бессмертием, — проворчал он и продолжил движение дальше.

Деревня скрытая в Облаке, где среди высоких скал с белоснежными верхушками по ледяной тропинке шли Учиха и Хошигаке, неся в руках кучу пакетов с продуктами и выпивкой к предстоящему празднику, которыми они закупились на местном рынке, и сейчас возвращались в убежище.

— Эй, Итачи-сан, глядите, — остановился Кисаме, заметив возле небольшого храма неподалеку темнокожего мужчину с семью мечами за спиной, который распевал свой рэп. — Это же восьмихвостый.

— У нас сейчас нет времени, — ответил Итачи, намекая на покупки. — Если ввяжемся с ним в драку, то у нас будет много проблем и тогда мы точно не сможем вернуться к празднику вовремя.

— Но ведь такой шанс представляется не каждый раз.

— Хотя… ты прав, — согласился Учиха и задумался. — У меня есть идея, идем.

Оба отступника в чёрных утепленных хламидах поднялись по каменным ступенькам к храму. Рэпер, заметив незваных гостей, перестал танцевать и посмотрел на подошедших к нему шиноби, у которых в руках была куча всяких пакетов.

— Йоу, вы же из Акацуки? Вас тут не ждали! Проваливайте сами, пока под зад не дали!

Кисаме вожделенно улыбнулся, предвкушая предстоящее веселье и драку. Таких дерзких Джинчуурики он особенно любил «есть» на обед, как и его Самехада, за которой он потянулся правой рукой, положив пакеты на холодный каменный пол.

— Вы же тот самый великий рэпер Киллер Би? — улыбнулся Учиха, тем самым удивив своего напарника таким странным поведением, как и восьмихвостого рэпера, не ожидавшего такой реакции в свою сторону от самых опасных преступников S-класса.

— Оу-е! Ты чертовский прав, — не растерялся Киллер и напел, подняв правую руку кверху: — Я великий рэпер Киллер Би-сама. Че вам надо, а?

— У нас в организации намечается новогодний корпоратив, и мы бы хотели пригласить вас, чтобы вы выступили на нём, — продолжая улыбаться, предложил Итачи.

Сказать, как отреагировал на это заявление Кисаме, значит, ничего не сказать. Однако мечник из Тумана слишком хорошо знал своего напарника и доверял ему.

Убежище Акацуки, находящееся на границе между страной Огня и деревней Дождя глубоко в лесной чаще, возле устья одной из множества рек, в пещере, скрытой сильным барьером. В месте, где должна была царить гнетущая и устрашающая атмосфера, вовсю шла подготовка к празднику. Пока одни добывали ёлку, другие — продовольствие, а третьи украшали пещеру, Дейдара сидел в своей комнате за столом и с неохотой делал из своей глины салюты и фейерверки для предстоящего праздника.

— И почему моё искусство должно растрачиваться на такие мелочи? Хм, — недовольно проворчал он, доделывая маленькую глиняную фигурку, похожую на снеговика.

— Семпай, а вы уже отправили письмо Деду Морозу о своем желании? — украшая стены комнаты мишурой, вопросил Тоби.

— Тоби, в эту чушь верят только маленькие дети, хм, — фыркнул блондин, не отрываясь от работы. «Конечно же, отправил, идиот!» — подумал он и слабо улыбнулся.

После возвращения оставшихся Акацуки в убежище и всех приготовлений к празднику, которые отняли почти весь день, пробил долгожданный час. Началась простая гулянка, которая впоследствии перешла в огромный беспредел и хаос с салютами, танцами, песнями и хороводом вокруг ёлки, не обошлось даже без соревнований.

***


Тихое утро первого января прервал громкий крик одного шиноби-акулы, который перебудил почти всех членов Акацуки и распугал всю живность, обитавшую в округе.

— Она пропала!!! — во весь голос прокричал Кисаме, подпрыгнув в своей кровати в одних трусах и не обнаружив рядом своего меча.

— Че за черт?.. — первым от этого дикого акульего вопля очнулся Пейн, вскочив со своей постели и упав на холодный пол. — Что за?! — не понял он, смотря на другие свои пять тел, которые оказались с ним в одной кровати и при этом все абсолютно голые — трусы тоже отсутствовали.

Решив оставить все вопросы на потом, лидер Акацуки натянул первые разбросанные на полу штаны и поспешил в комнату Кисаме, где уже собрались и другие преступники, которых тоже разбудил этот вопль.

— Что случилось, Кисаме? — держась за голову одной рукой, поинтересовался Учиха в одних трусах, сидя на корточках возле своей кровати, который до сих пор не отошел от новогодней гулянки.

— Она пропала! Моя Самехада пропала! — продолжал паниковать Хошикаге, держась за голову и бегая по комнате в поисках своего меча. — Её нигде нет! Кто украл её, подонки, признавайтесь?! — смотря на собравшихся в комнате товарищей, грозно проговорил он.

— Успокойся, Кисаме, — попросил Пейн. — Я вообще остался без трусов, — пояснил он, давая всем понять, что тоже стал жертвой неизвестного вора, указывая на рядом стоящие голые тела без нижнего белья.

— Бр-р-р, п*здец е*няк, — стуча зубами, промямлил Хидан, стоя в одних красных труселях и чувствуя ногами холодный ветер, свободно гуляющий по полу.

— Давайте успокоимся и вспомним, что вчера произошло, — предложил Лидер, проигнорировав замечание фанатика. Сейчас его больше волновало другое.

Все присутствующие согласились с предложением своего лидера и задумались, напрягая свой мозг, пытаясь вспомнить последствия вчерашнего праздника, но голова из-за сильного похмелья отказывалась сотрудничать.

— Неужели вы ничего не помните? — удивился Итачи, смотря на недоуменных товарищей. — Когда гулянка только началась, мы сразу же захотели убить Киллер Би-сана за его ужасный рэп и вытащить из него Биджу. Но когда мы выпили, рэп оказался очень даже ничего и мы стали подпевать.

— Слабо верится, — хмыкнул Какузу, сидящий на корточках и держась за голову. — Это еще что? — удивился он, приподняв голову и заметив в трусах у остальных парней зеленые купюры. — Это же мои деньги! Как они оказались у вас в трусах?! — разозлился он.

— Спокойно, Какузу, давай дослушаем Итачи, — попросил Пейн.

— Потом Пейн вместе со своими телами начал водить хороводы вокруг ёлки, — продолжил рассказ Учиха, заставляя всех присутствующих косо посмотреть на своего лидера. — А потом… черт! — прикрыв рот рукой, промычал Итачи. — С дороги… бу-а-а… — побежал он сломя голову в туалет.

— Кажется, кто-то перепил, — констатировал факт Какузу и посмотрел на рядом стоящего Хидана. — Эй, а ты помнишь, что вчера произошло?

— Нет, — помотал головой фанатик. — Но мы обязательно должны это повторить!

— Ты что, шутишь? — удивились все присутствующие.

— Нет, но я видел Джашина-сама, — улыбчиво протянул Хидан.

— К черту всё! Где моя Самехада?! — продолжал негодовать Кисаме. — А почему Сасори молчит?

Преступники посмотрели на марионетку Хируко, спокойно стоявшую среди толпы мужчин в трусах и молчавшую до этого момента.

— Эй, Сасори, а ты помнишь что-нибудь? — спросил кукловода Пейн, но в ответ никакой реакции.

В этот момент дверь в комнату открывается и в помещение заходит Сасори, неся в руках два пустых ведра. Под удивленные взгляды остальных он открывает свою марионетку и, зачерпнув из нее в оба ведра до краев воды, направляется обратно к выходу.

— Эй, Сасори, — окликнул кукловода Какузу, заставив его остановиться.

— Простите, но я сейчас чутка занят, — ответил тот.

— Них*я себе у тебя воды в марионетке! Откуда она там? — удивился фанатик.

— Вы что, уже забыли? — спокойно изрёк Сасори, смотря на недоуменные мины товарищей по организации. — Вы же сами меня вчера очень долго уговаривали сделать из Хируко кальян, — пояснил он.

— Е*ать не встать, — прифигел Хидан, почесывая затылок, и присел на кровать.

— А-а-а, хрен с этим кальяном! Где моя Самехада?! — продолжал орать Кисаме. — А где Тоби, Конан, Дейдара и Зецу? — перечислил он личностей, которые в данный момент отсутствовали на этом собрании.

В это время в комнату зашла очень недовольная и немного помятая Конан. Она подошла к одному из тел Пейна и залепила ему сильную пощечину.

— Больше я с тобой не бухаю! — выругалась она и, отвернувшись, сложила руки на груди.

— Эй, а что случилось-то? — насторожился Лидер, смотря на покрасневшую и очень злую девушку, которая решила промолчать о случившемся. — Ублюдок, ты что с ней сделал? — взял он за тиски виновное тело и начал его трясти, пока не осознал, что наезжал на самого себя.

— Кстати, насчет Зецу, — послышалось со стороны входной двери, и в комнату зашел Итачи, вытирая рот тыльной стороной кисти руки, — я вспомнил: когда Хидан выпил, то решил провести ритуал на бедной ёлке. Мы были все против, но Какузу поддержал его идею.

— А вот это вроде помню, — согласился казначей, смутно вспоминая что-то подобное.

После этого Итачи попросил всех товарищей пройти в зал, где творился полнейший беспорядок: куча разбросанных по полу бутылок и всяких фантиков. Посреди зала в пентаграмме Джашина, начерченной на полу мелом, стоял обгоревший огрызок, который еще вчера был зеленой ёлкой. Весь потолок был в черных пятнах, а в каменной стене, что отделяла наружную сторону от внутренней, была большая дыра, которая и являлась источником сквозняка, через который попадал холодный ветер и свободно гулял по каменному полу в убежище.

— Как вы видите, это всё, что осталось от ёлки после ритуала, — продолжил экскурсию Учиха. — Затем черный Зецу выпил стопку. Походу, ему этого хватило, что он предложил сделать из белого новую ёлку, а сам сразу же вырубился, и вот, — указал он на черную тушку, лежащую под столом. — До сих пор лежит, как бревно. Потом, — сказал Итачи и указал в другую сторону, где возле дыры в стене стоял весь перевязанный гирляндами белый Зецу, обвешанный купюрами и прочим мусором, — вы согласились на идею чёрного и, хоть белый был против, связали его, сделав из него новую ёлку.

— А что насчет Тоби и Дейдары?

— А вот этого даже я не помню, — пожал плечами Учиха, давая всем понять, что новая "ёлка" — это последнее, что он помнил в ту злополучную ночь. — Кисаме, а ты сам-то хоть что-нибудь помнишь?

— Я? — задумался Кисаме, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь. — Помню тентакли, большие тентакли и всё, — объяснил он, почесав затылок.

Повисла недолгая тишина, все вновь задумались, пытаясь вспомнить вчерашние последствия.

— Думаю, я смогу вам помочь, — нарушив тишину, произнес белый перевязанный Зецу. — Я всё записал. Если освободите меня, то я покажу вам, — улыбчиво предложил он, давая всем надежду, которая прольет свет на прошлую ночь и, возможно, ответит на самый главный вопрос Кисаме об его Самехаде.

Собственно, как и говорил Итачи, поначалу рэп Киллера Би был ужасен, но до тех пор, пока они не накатили шампанского, после чего начались танцы и подпевания, в ходе которого Хидан провел ритуал над бедным деревом. Дальше из бедного Зецу сделали новую ёлочку, а черный ужрался в дрова. После, как и говорил Сасори, все очень долго уговаривали сделать из его Хируко кальян. Настал момент, когда шампанское закончилась, все расстроились, думая, что вечеринка подошла к концу. Не рассчитали.

— Продолжаем гулять за мой счет! — прокричал бухой Какузу, давая надежду всем, который до недавнего момента сидел за столом и лежал мордой в салате.

На просмотре этого момента все зрители косо посмотрели на казначея, с трудом веря в происходящее на экране.

— А вот этого я уже не помню, — пожал плечами он, до сих пор находясь в шоке от своего поведения.

Видео продолжилось. Казначей начал насильно запихивать всем в трусы деньги и просить их купить еды и выпивки для продолжения праздника. После недолгой щедрости вновь вырубился. На удивление всех Тоби быстро достал другой выпивки.

Пейн, которому хватило и обычного шампанского в шестикратной дозе и кальяна, добил себя новой выпивкой. Его тела, вдоволь нажравшись разного алкоголя, стали водить хоровод вокруг новой «ёлки», при этом поддерживая друг друга, ибо после растроения риннегана в каждой паре глаз Пейн то и делал, что падал. Одно из тел лидера технично скрылось, уведя за собой подвыпившую и счастливую Снегурочку. Когда дело дошло до фейерверков, то Дейдара поначалу начал запускать своим салюты прямо в зале, показав своё искусство, но это было еще не всё. На его секретном салюте в виде небольшого глиняного Деда Мороза со словами «Искусство - это Кац!» вылетел из пещеры, проломив стену, и под впечатляющий и красивый взрыв в небе остался висеть где-то на верхушке одного из близстоящих рядом с убежищем дереве.

После этого Киллер Би и Кисаме поспорили, кто быстрей плавает, и решили разрешить этот спор в речке, которая протекала неподалеку от убежища. Поначалу Кисаме выигрывал, но когда Би использовал частичную трансформацию, то не только в пух и прах разбил бедного Хошигаке, не оставив ему и шанса на победу, но и перестарался. Череcчур увлекшись, рэпер просто уплыл. Но это нисколько не расстроило мечника из Тумана и других Акацуки. Гулянка продолжилась дальше.

Когда документальный фильм подошел к концу, лица всех телезрителей нельзя было описать словами. После просмотра каждый из преступников узнал о себе что-то новое, о чем он даже и не догадывался раньше.

— Зецу, сколько ты хочешь за плёнку? — Какузу решил не терять времени даром, пока все остальные находились под впечатлением.

— Может, сразу Аматератсу? — предложил Итачи.

— А-а-а, где моя Самехада? — опомнился Кисаме, ведь даже просмотр фильма так и не дал ответа о пропаже его меча, но зато хоть узнали, куда пропал Дейдара.

— Кстати, а где Тоби? — вопросила Конан, которая до просмотра фильма и во время просмотра так и не поняла, куда делся этот чудик в оранжевой маске. Даже в фильме его почти не было.

— Народ! — послышался голос Тоби из входной двери, привлекший внимание всех взглядов на себя. — Смотрите, я же говорил, что Дед Мороз существует! — демонстрируя кучу разноцветных коробок в руках, радостно прокричал он и, пройдя в помещение, положил их всех на стол. — Вы не поверите! Но я нашел это у нашей двери! А я ведь говорил вам, Лидер-сама, что надо нам дымоход ставить, тогда бы подарки были под ёлкой.

— Это что, такая шутка? — не поняла Конан и нашла среди кучи подарков красную коробку с бантиком, где висела бирка с надписью «Подарок для Конан».

— Че за фигня? Хм, — послышался с порога голос помятого Дейдары, который наконец-то проснулся и спустился с дерева. — Что я делал на том дереве? И что тут у вас происходит? Хм? — вопросил он, проходя в помещение и держась за голову.

— Долгая история, — ответил Сасори. — Но Зецу записал видео.

— О, я могу посмотреть?

— НЕТ! — хором ответили все присутствующие шиноби.

— Хм, — пожал плечами блондин, так ничего не поняв, и присел на диван, стоящий возле стола. — Эй, Какузу, можешь потом пришить мне руку обратно? Хм, — попросил он, демонстрируя свою левую оторванную конечность казначею, которую он потерял при своём полете во время салюта.

— Семпай, я же говорил вам, что ОН существует! Тут и вам подарок есть, — пояснил Тоби и кинул блондину желтую коробку с красным бантиком.

— Ничего не понимаю. — Какузу нашел свой подарок и, присев на диван рядом с Дейдарой, сразу же вскрыл коробку и достал оттуда копилку.

— Аха, Какузу, отличный подарок! — засмеялся Хидан и вскрыл свой презент, достав оттуда латексный черный костюм. — Е*ать! Я же о таком всю жизнь мечтал! — обрадовался он.

— Дед Мороз явно продешевил, я убью его, — холодно произнес казначей и положил шкатулку на стол.

— Этот мерзавец познает истинную боль, — сухо изрек Пейн, держа в руке три пары красных трусов, которые он достал из своей фиолетовой коробки.

— Поддерживаю, — согласился Кисаме, достав из своего подарка удочку.

— Мда уж, — проговорила Конан, держа в руках свой подарок в виде толстой книги. — "Искусство Оригами", — прочитала она название книжки.

— По сравнению с нами у тебя нормальный подарок, чем ты недовольна? — пожал плечами Лидер, не понимая причину недовольства напарницы.

— Вот именно. Насколько мне известно, это книга является самой лучшей среди остальных, — подметил Сасори.

— Чем я недовольна, спрашиваешь? — протянула девушка, на что получила отрицательные ответы от парней. — На, прочти, кто автор, — попросила она и кинула книгу кукловоду.

— Конан, — прочитал Сасори, из-за чего вызвал небольшой смешок у Хидана. — Так это ты написала эту книгу?

— Я убью этого ублюдка, хм, — взбешенно прошипел Дейдара, вскрыв свой подарок и достав оттуда обычный пластилин, ведь в своём письме он просил о новой зубной щётке.

— Хм, — хмыкнул Итачи, достав из своей синей коробки черные очки. — Очень смешно.

— Итачи-сан, у вас же как раз из-за использования Мангекё шарингана зрение падает, вполне полезный подарок, — подметил рядом стоящий Кисаме с удочкой.

— Ага, я тоже так думал, — начал рассказ Учиха и положил очки на стол возле копилки, — однажды я уже попробовал надеть очки и применил Цукиёми. На следующий день я очнулся в постели с жирной дочерью какого-то феодала… Так что ну их нафиг! — улыбнулся он, закончив рассказ.

Товарищи по организации сочувственно и понимающе посмотрели на Учиху. Лишь Какузу косо посмотрел на Итачи после печальной, по его словам, истории и по-тихому стянул черные очки со стола и положил себе во внутренний карман.

— Кто там хотел убить Деда Мороза? — спросил Сасори, на что в ответ получил несколько поднятых рук. — Я с вами, — сказал он и достал из своего зеленого подарка куклу Барби.

— Ух ты! — удивился Зецу, достав из белой коробочки набор для садовода. — Тут даже мешочек с удобрениями есть, — улыбнулся он.

— Итого подарками у нас остались довольны всего пару человек, — подвел итоги Пейн, намекая на Хидана и белого Зецу. — Эй, Тоби, а что у тебя?

Тоби на время замер, после чего осторожно приоткрыл свою коробочку, чтобы никто не увидел, и заглянул внутрь.

— Аха, вот это да! Я счастлив! — радостно крикнул он, закрыв коробочку и начав прыгать от счастья по всему залу.

Все удивленно посмотрели на этого чудика, и даже стало интересно, что же такое ему подарили, что он так счастлив. Поскакав по всему убежищу еще некоторое время, Тоби вышел на улицу и направился к речке. Осмотревшись и поняв, что никого нет рядом, он с облегчением вздохнул и выбросил свою, как оказалось, пустую коробку в речку.

— Чуть не спалился, — улыбчиво протянул он. — Итак, какой у нас там следующий праздник? — серьезным тоном проговорил он, достав из кармана календарь. — День влюбленных? Хм, — задумался Тоби, — годится!

Тем временем в другом конце леса на берегу возле речки, среди замороженных валунов и кучи снега, лежал восьмихвостый Джинчуурики.

«Эй, Би, очнись!» — послышался голос биджу внутри мужчины, который и разбудил его.

— А, че такое? — держась за голову, привстал Киллер Би. — Что за фигня? Где я? — не понял он, когда осмотрелся, и понял, что находится где-то в лесу. — Где мои манатки, и что это за бабки? — удивился рэпер своему босому виду и куче зеленых купюр, что были у него в красных трусах.

«Лучше чего полегче спроси, я сам ничего не помню!» — ответил восьмихвостый.

— А это что за коробка? Выглядит чётко! — удивился Би, заметив рядом с собой большую черную коробку с красным бантиком, на которой была желтая бирка с надписью «Подарок для Киллера Би».

Мужчина подымается на ноги, отряхнувшись от снега, вскрывает свой подарок и обнаруживает внутри огромный перебинтованный меч – Самехаду с розовой лентой на рукояти.

14:33 

это не свинарник-это моя комната

@темы: видео

14:20 

это не свинарник-это моя комната
чёрт ну не могу я терпеть до каникул.короче всех с летом

@темы: кусок из жизни идиота

логово лисицы

главная